Война без шанса на победу

Проишествия Хронос

Более триллиона долларов, геноцид меньшинств и повсеместное нарушение прав человека — на протяжении полувека DEA ведёт безуспешную войну с наркотиками. На этой неделе агентство отмечает 50-летний юбилей и их деятельность едва ли можно назвать эффективной. Проливаем праздничный свет на их историю в новом материале.

«Знали ли мы, что лжём о наркотиках? Конечно, знали». Этим высказыванием  советника Белого дома и помощника президента по внутренним делам в годы правления Ричарда Никсона можно охарактеризовать практически всю деятельность знаменитого агентства DEA, более известного в России как УБН (управление по борьбе с наркотиками). Наблюдая за тем, как опиоидный кризис в США достигает критической отметки, а распространённость веществ и токсичность новых соединений увеличивается по экспоненте, не говоря уже о чудовищной плеяде преступлений из соседней Мексики, трудно поверить, что всё это время американское правительство тратило беспрецедентные суммы на борьбу с наркотической угрозой. Потраченный триллион долларов представляется немыслимой и местами даже фантастической цифрой. Однако, согласно ориентировочным подсчётам , именно столько потеряла страна в ходе начатой Никсоном кампании по войне с наркотиками.

Стоит отметить, что бюджеты  самого агентства DEA несколько «скромнее» и составляют около $30-40 млрд ежегодно, однако в масштабах страны это не столь существенная сумма. Куда больший удар по бюджету наносят последствия агрессивной войны с наркотиками, в особенности — массовые лишения свободы, отнимающие  за тот же год по меньшей мере $180 млрд Тем временем использование наркотиков в качестве политического инструмента и новой национальной угрозы оказалось крайне выгодным со всех точек зрения, что использовалось том числе и для перевода фокуса внимания с неудачного конфликта  во Вьетнаме на очередного внутреннего врага. Триумфальное шествие DEA по головам наркозависимых и всех, кто имел отношение к ПАВ, началось по прошествии трёх лет с момента принятия противоречивого законодательного акта о контролируемых веществах (CSA) — 1970 и 1973 год соответственно.

Подвергшийся обильной критике документ представлял собой сомнительное ранжирование веществ, основанное на предполагаемом вреде и значении для медицины. Несмотря на отсутствие доказательной базы и чрезвычайную антинаучность — например, психоделики и каннабис маркируются наряду с героином в самой «опасной» категории — CSA стал визитной карточкой и предметом гордости агентства. Примечательно, что табак и алкоголь — наркотики, смертоносность и колоссальный вред которых не подлежит сомнению, так и не вошли в этот список до сих пор.

Расцвет DEA пришёлся на последние три десятилетия ХХ века, пока процессы глобализации наряду с резко изменившимся общественным мнением не внесли свои коррективы. Обещание «очистить нацию от наркотиков» посредством убийств, расизма и массовых заключений, ожидаемо, привело к противоположному результату — проявлению «железного закона сухого закона». Согласно одному из тезисов этой концепции, чем больше запретов накладывается на ПАВ, тем сильнее они становятся и легче транспортируются. Наглядный пример — летальный в микро-дозировках фентанил. Огромные бюджеты DEA закономерно были связаны и с отмыванием средств: миллионы долларов выводились через различные схемы, а сами сотрудники нередко фигурировали в громких скандалах вроде посещения секс-вечеринок от колумбийских наркокартелей, якобы случайной потери партии оружия  в Мексике или многолетнего и незаконного прослушивания  звонков граждан.

Победа в войне с наркотиками, по мнению  некоторых авторов, означала бы для агенства, фактически, самоликвидацию и потерю очень крупных денег. В последние годы власти США пересмотрели отношение к политике агентства, однако это уже не исправит оказанных ими разрушений. Как подчёркивают многие СМИ в честь 50-летнего юбилея: «спасибо за ничего, DEA».

Источник:Хронос